поселок городского типа Майкор , погода Майкора , Пермская обитель , база отдыха , отдых , рыбалка Пермская обитель , база отдыха , отдых , рыбалка , зимняя, летняя , охота , на утку

  Майкор - главная
  Газета - майкорская
  Статья - предки
  Статьи и история
  Очерки и воспоминания
  Видео
  Фотогалерея
  Карты поселка


     

     


Поселок Пожва в Пермском крае





Этническая ситуация в XX веке

     Одним из важнейших факторов развития этнических процессов в ХХ в. у народов коми стало создание автономий, в рамках которых были объединены подавляющее большинство этносов. Возникшее у коми в 1917 г. движение за национальную автономию было реализовано в 1921 г. в создании Коми автономной области, объединившей Усть-Сысольский и 21 волость Яренского уездов Вологодской и большую часть Печорского уезда Архангельской губерний. В 20-е гг. границы области неоднократно менялись, в частности из ее состава был исключен район Большеземельской тундры, в основном заселенный ненцами, но включены районы со старожильческим русским населением на Печоре и коми населением из состава Вятской и Пермской губерний. В 1925 г. был образован первый в СССР национальный округ - Коми-Пермяцкий (с 1977 г. - автономный округ), территория которого также претерпела значительные изменения. Однако в округ так и не были включены районы проживания зюздинских и язьвинских коми-пермяков. Надо отметить, что в 20-е гг. ряд национальных лидеров настаивал на объединении коми этносов в рамках одной автономии. Эта идея реализована не была, прежде всего из-за отсутствия экономических связей между этническими территориями коми и коми-пермяков.

     Образование автономий имело большое значение для развития консолидационных процессов. В рамках автономий создавались лучшие условия для становления и развития коми профессиональной культуры, образования развития коми языка. В 1936 г. Коми АО была преобразована в Коми АССР, однако это было чисто формальное повышение статуса автономии - в реальности она была свернута еще в конце 20-х гг. Лишь в 90-е гг. (в 1991 г. Коми АССР преобразована в Коми ССР, с 1994 г. - в Республику Коми) вновь создаются реальные условия для развития национальной государственности.

Территория Коми автономной области превышала в момент создания 400 тыс.кв.км, но проживало на ней в 1921 г. всего 181 тыс. человек. В 1929 г. население области составляло 234,7 тыс. человек, т.е. за 20-е годы численность его возросла примерно на 30%. Область оставалась одним из самых малонаселенных мест Европы. По переписи 1926 г. коми составляли 92,2% населения области (на ее территории проживали 84,5% всех коми СССР). Включение в конце 20-х годов в состав области районов со старожильческим русским населением снизило долю коми до 85,0%. В 1929 г. русские составляли большинство только в Усть-Цилемском районе - 88,9%. Немало их было в Прилузском (25,9%) и Усть-Вымском (31,7%) районах, включавших сельсоветы с коренным русским населением. В остальных районах доля русских не превышала 7%.

          В 20-е годы сохраняется исторически сложившаяся неравномерность заселения территории. Об этом достаточно наглядно говорят материалы переписи 1926 г. На Сысольский уезд, в который входили южные районы области, приходилось 35,9% (33,2% коми) населения, здесь была самая высокая его плотность. На территории относительно небольшого Усть-Вымского уезда проживало 23,0% (22,9% коми) населения. На долю обширного Усть-Куломского уезда приходилось 27,5% (29,2% коми) населения, но плотность его была значительно ниже, чем в двух вышеназванных. Самым малонаселенным был наиболее обширный Ижмо-Печорский уезд - всего 13,6% (14,7% коми) населения. Относительно плотно были заселены только долины Вычегды, Сысолы, Лузы и Выми (без верховьев), которые можно считать зоной сплошного освоения. Долины Вашки, Мезени, Печоры с притоками входили в зону дискретного (очагового) освоения. Основными транспортными путями, соединяющими зоны заселения служили реки. Дорожная сеть в области была развита слабо. Железных дорог вообще не было. Все это затрудняло миграцию, способствовало изоляции районов и сохранению этнической специфики различных групп коми.

Коми-Пермяцкий национальный округ существенно уступал Коми области по территории: она равнялась 22,3 тыс.кв.км. (в результате административных преобразований 30-50-х гг. территория округа расширилась до 32,9 тыс.кв.км.). На этой территории в 1926 г. проживало 152,5 тыс. человек. Доля коми-пермяков в населении округа составляла 76,9% (на территории округа проживало 84,5% всех коми-пермяков). В административном плане округ делился на шесть районов, причем русские составляли подавляющее большинство только в Юрлинском районе (97,3%) и значительную долю населения в самом северном Гайнском районе (37,9%), где по одному берегу Камы располагались коми-пермяцкие, а по другому - русские деревни. В остальных районах доля коми-пермяков превышала 90%.

     Территория округа была заселена крайне неравномерно: в Кудымкарском и Юсьвинском районах, которые являлись наиболее густонаселенными, проживало в 1926 г. 55% всего населения, а в самом большом, но слабо заселенном Гайнском районе - 7,4%. В последнем плотность населения на 1 кв.км равнялась всего 1,4 жителя, в то время как в Кудымкарском районе она составляла 15,8, а в Юсьвинском - 15,9.

В 20-е гг. Коми край оставался сельским. В Коми-Пермяцком национальном округе городских поселений вообще не было, а в Коми АО к таковым относились всего три поселения: единственный в крае город Усть-Сысольск (с 1930 г. - Сыктывкар), в населении которого преобладали коми, и заводские поселки Кажим и Нювчим с русским населением. Городское население составляло всего 3,2% жителей области. Доля горожан среди коми была еще ниже - 1,5%. Причем образ жизни городского населения мало отличался от сельского.

     Послереволюционные преобразования существенно коснулись сферы экономики. Достаточно упомянуть национализацию промышленных предприятий, ликвидацию частного предпринимательства в лесной промышленности, перераспределение земли за счет конфискации частновладельческих, церковных и монастырских наделов и передачи их мало- и безземельным крестьянам, в основном проведенных уже к концу 1918 г. Однако, в 20-е годы в основном сохранялась традиционная хозяйственная структура. Область продолжала оставаться сельскохозяйственной, удельный вес фабрично-заводской и кустарно-ремесленной промышленности во всей валовой продукции Коми АО в середине 20-х гг. равнялся всего 6,7%. Достаточно интенсивно развивались только лесозаготовки, в основном с использованием труда крестьян-сезонников.

     В сельском хозяйстве абсолютно преобладало традиционное семейно-индивидуальное производство, в основном сохранявшее типические черты такового конца ХIХ - начала ХХ вв. Одной из них была многокомпонентность хозяйственного комплекса, обусловленная невозможностью прожить за счет одного занятия. Наряду с собственно сельскохозяйственными занятиями, население занималось охотой и рыбной ловлей, домашними ремеслами и отхожими промыслами. Сохранялись и исторически сложившиеся у коми районные различия хозяйственного комплекса: в южных и центральных районах ведущую роль играли земледелие, дававшее в середине 20-х гг. более 40% доходов населения, и животноводство (20,0% доходов), а также отхожие промыслы (в основном работа на лесозаготовках) (25,7% доходов), в северных - животноводство (в том числе - оленеводство), охота и рыболовство (соответственно 57,6% и 26,5% доходов населения). У коми-пермяков основными занятиями оставались земледелие и скотоводство, при подсобной роли охоты и рыболовства.

     В конце 20-30-х гг. происходят изменения в социально-экономической жизни, повлекшие за собой серьезные перемены в демографической и этнической ситуации. Прежде всего речь идет о массовой коллективизация сельского хозяйства, начатой в 1929-1930 гг. К 1937 году колхозы объединяли 90,3% крестьянских хозяйств Коми АССР (История Коми 1981, С. 258), а в Коми-Пермяцком округе - 87,4% (Коми-Пермяцкий автономный округ 1988, С. 62). Коллективизация сломала традиционную систему крестьянского хозяйства, а колхозники были лишены права свободного передвижения, что повлияло на интенсивность миграции.

     В 30-е годы начинается интенсивное освоение природных богатств Коми АССР: угля, нефти, газа. Расширяются объемы лесозаготовок - базовой отрасли промышленности 20-х гг. Значение Коми АССР как сырьевой базы многократно возрастало, а добывающие отрасли промышленности со второй половины 30-х гг. стали основными. К 1937 г. промышленность давала 75% валовой продукции народного хозяйства. В 1940 г. объем промышленной продукции превзошел уровень 1928 г. в 7,4 раза (Коми АССР 60 лет 1981, С. 121). В отличие от Коми АССР, Коми-Пермяцкий округ оставался сельскохозяйственным. Но и в нем к середине 30-х гг. создается мощная лесозаготовительная база, позволившая увеличить лесозаготовки по сравнению с 1928 г. в два раза. С созданием сети предприятий по заготовке древесины по существу завершилось формирование хозяйственного комплекса округа, ибо в последующие десятилетия его структура претерпела минимальные изменения.

Существенной чертой промышленного освоения Коми АССР и Коми-Пермяцкого округа являлось то, что оно во многом осуществлялось силами заключенных и спецпоселенцев. По существу вся мощная горнодобывающая промышленность ранее слабозаселенного севера Коми АССР и связанная с нею сеть поселений были созданы при минимальном участии коренного населения. Расширение хозяйственно-освоенной и заселенной территории не привело к расширению этнической территории коми. Спецпоселенцы играли очень большую роль в лесозаготовительной отрасли. В основном их поселки помещались на этнической территории коми и коми-пермяков.

     Ориентация экономики на добывающие отрасли и лагерный труд отразилась и в том, что в 30-е гг. сопутствующий индустриализации процесс урбанизации в малой степени затронул Коми АССР. Численность городского населения возросла в 3 раза, но доля городского населения составляла всего 9,1%, причем 86,7% горожан проживали в Сыктывкаре (на единственный город республики и приходился почти весь прирост городского населения). Появилось всего одно новое городское поселение - пос. Чибью (но уже завершался процесс складывания городских поселений на основе лагерных центров). Доля коми среди всех горожан сократилась до 61,6%. Незначительно выросла доля горожан среди коми - до 7,8%. Городские поселения появляются и в Коми-Пермяцком округе: в 1933 г. статус поселка городского типа обрел административный центр округа Кудымкар ( с 1938 г. он стал городом). В 1940 г. городскими поселками стали старые фабрично-заводские центры Майкор и Пожва (вошли в состав округа в 30-е годы). В 1939 г. городское население в округе составило уже 7%.

     К важнейшим, по степени влияния на ход этнических процессов у коми, последствиям социально-экономических сдвигов относятся изменения в социально-профессиональном составе. Самой многочисленной социальной группой у народов коми стали колхозники. Существенно возросла и доля рабочих (особенностью национального рабочего класса было то, что он в основном оставался сельским, так основу его составляли рабочие лесной промышленности). Сложилась пока немногочисленная национальная интеллигенция.

В 20-30-е гг. были предприняты серьезные меры по развитию национальной культуры и образования. По переписи 1939 г. грамотными были около 90% населения Коми АССР и 81,2% населения Коми-Пермяцкого округа. И в республике, и в округе были открыты национальные театры, педагогические институты, действовали местные издательства, которые публиковали десятки названий книг на коми языке, издавались газеты на языках коми. Но одновременно в 30-е гг. годы было разгромлено краеведческое движение и по существу свернуты исследования по истории и этнографии, развернулась яростная борьба с фольклорным слоем культуры и с религиозными традициями, были репрессированы наиболее заметные деятели национальной культуры.

     Этническая ситуация в послевоенные годы во многом характеризовалась развитием тенденций, которые начали складываться еще в 30-е годы. По сравнению с 1939 г. в 1959 г. население Коми АССР, несмотря на значительные потери в военные годы, возросло в 2,5 раза. В 1959 г. население республики составило 815 тыс. человек, а в 1979 г. - 1119 тыс. человек. Численность коми за этот же период возросла с 245 тыс.чел. до 280,8 тыс.чел. Темпы роста численности всего населения были выше, чем у коми. Очевидно, что большую роль в росте численности населения играла миграция. Наибольший приток населения из-за пределов республики приходился на первую половину 50-х гг., когда механический прирост вдвое превысил естественный. В 60-е гг. республика имела отрицательное сальдо миграции, и темпы численности некоренного населения снижаются. Но в последующие десятилетия вновь начинается механический прирост населения.

     Интенсивный приток мигрантов из-за пределов республики привел к значительным переменам в национальном составе населения. В 1939 г. коми составляли 72,5%, русские - 22,0% населения (правда, здесь не учтены заключенные и спецпоселенцы). В 1959 г. коми составляли уже только 30,4%, а русские - 48,4%, в 1979 г. соответственно 26,3% и 56,7%, в 1989 г. - 23,3% и 57,7%, а в 1994 г. - 26,6% и 57,6%. В настоящее время только в 6 из 20 районов (Ижемском, Усть-Куломском, Корткеросском, Сысольском, Прилузском и Сыктывдинском) коми составляют более половины населения, причем все эти районы сельские. Таким образом, уже в 40-50-е гг. коми оказались в меньшинстве на своей этнической территории, что не могли не привести к развитию ассимиляционных процессов. Причем нет никаких оснований считать, что в обозримом будущем национальный состав населения может существенно измениться.

     В послевоенные годы серьезные изменения произошли в соотношении городского и сельского населения - Республика Коми превратилась в высокоурбанизированный регион. Значительно выросло число городских поселений (многие из них имели "лагерное прошлое"). В 40-50-е годы статус города получили Воркута, Ухта, Печора, Инта, Сосногорск, Микунь, еще 20 поселений были преобразованы в поселки городского типа. В 1986 г. в республике было уже 10 городов и 45 поселков городского типа. К 1959 году по сравнению с 1939 г. численность городского населения увеличилась в 6,5 раз, а его доля возросла до 59,0%. В 1970 г. в городских поселениях проживало 598 тыс. чел. (62% населения), а в 1989 г. - 954 тыс.чел. (75%). Процесс урбанизации, естественно, затронул и коми, но в меньшей степени, чем другие национальные группы: в 1959 г. доля горожан среди коми составляла 26,4%, а в 1979 г. - уже 41,7%. В настоящее время около половины всех коми республики являются городскими жителями, т.е. коми перестали быть чисто сельским этносом. Данное обстоятельство является чрезвычайно важным для понимания хода этнических процессов. Дело в том, что среда обитания большинства жителей Республики Коми оказалась генетически не связанной с традиционной культурой коми, сельской по содержанию. Причем городские коми оказались в инонациональной среде - к примеру, в 1989 г. доля коми среди городского населения составляла всего 14,4%. Тем самым создаются серьезные предпосылки для утери значительной частью этноса родного языка, культурных традиций, и, в конечном итоге, развития ассимиляционных процессов.

     Изменения в поселенческой структуре не сводятся только к появлению городских поселений. Значительно изменилась и система сельских поселений. С 1959 по 1980 г. число сельских поселений сократилось на 51%, при увеличении их средней людности. При этом доля наиболее крупных поселений (более 1000 жителей) возросла с 3,4% до 10,0% и в них теперь проживает примерно половина сельского населения. Послевоенные переписи населения фиксируют только три типа сельских поселений: села, деревни и поселки (поселения лесозаготовителей). Последние появляются в 30-е гг. как поселения спецпереселенцев. Впоследствии часть мелких поселков была ликвидирована, появились новые, не связанные со спецпоселенцами. По данным 1986 г. села составляли 15,3%, деревни - 54,2%, поселки - 30,5% сельских населенных пунктов. В 1986 г. в поселках проживало около 40% сельского населения. Большая часть поселков (около 60%) расположена в южных и центральных районах республики, на основной этнической территории коми. Поселки отличаются от сел и деревень инфраструктурой, своеобразием образа жизни, связанного с особенностями труда. По существу во многом они выключены из традиционного образа жизни.

     В селе доля коми также постоянно сокращалась, но все же она намного выше, чем среди горожан. В 1989 г. коми составляли 50,6% сельского населения. Надо отметить, что существуют очень значительные различия в этническом составе населения сел и поселков лесозаготовителей. В 84,8% сел и деревень основной национальностью являются коми, в 14,4% - русские, в 0,8% - нет преобладания какой-либо национальности. В большинстве поселков (73,5%) преобладают русские, только в 22,8% - коми и в 3,7% нет преобладания какой-либо национальности. Таким образом, на основной этнической территории коми существует развитая сеть инонациональных поселений, способная оказать существенное влияние на этническую ситуацию (к примеру, на рост числа межнациональных браков). И все же, несмотря на то, что и село перестало быть однонациональным, этническая ситуация здесь более благоприятна для сохранения стабильности коми этноса. Коми-Пермяцкого округ в 40-80 годы

Население Коми-Пермяцкого округа с 1939 г. возросло только на 31,2%. В отличии от Коми АССР, в слаборазвитый в промышленном отношении округ не было значительного притока мигрантов, за исключением 40-50-х гг., когда бурно развивались лесозаготовки. Именно в этот период доля коми-пермяков в населении сократилась с 66,1% в 1939 г. до 54,1% в 1959 г. В дальнейшем она опять несколько возрастает: в 1970 г. коми-пермяки и русские составляли соответственно 61,4% и 34,7%, в 1989 г. - 60,2% и 36,1% населения округа. Наиболее однородно в этническом плане сельское население Кочевского, Кудымкарского и Косинского районов, где доля коми-пермяков колеблется от 73,5% до 87,0%, а также Юрлинского района, где доля русских составляет 94,1% (1989 г.).

Начиная с конца 50-х годов идет общее снижение численности населения в округе (с 235,9 тыс. в 1959 г. до 159,7 тыс.чел. в 1989 г.). Усиленная миграция за пределы округа вызвана низким уровнем его социально-экономического развития и, как следствие, невысокими доходами населения. Кроме того, сыграли свою роль оскудение лесных ресурсов и закрытие целого ряда лесных поселков, активно проводившаяся местными властями политика ликвидации неперспективных малых деревень, составлявших основу поселенческой сети и ряд других факторов. В результате доля коми-пермяков, которые проживают за пределами Коми-Пермяцкого автономного округа, возросла с 12% в 1959 г. до 38% в 1989 г. Из 152 тыс. коми-пермяков только 95 тыс. проживают ныне непосредственно в округе. Половина коми-пермяцкой диаспоры сосредоточена в пределах Пермской области. Большие дисперсные их группы имеются также в Свердловской области, Западной Сибири, на Северном Кавказе. В настоящее время, когда экономика округа переживает глубокий кризис, миграционные настроения во всех национальных группах усиливаются. Например, как показали результаты нашего опроса 1992 г., большинство родителей хотели бы, чтобы их совершеннолетние дети выехали за пределы округа.

     Коми-Пермяцкий округ является одним из наименее урбанизированных районов России. С 1939 г. по 1959 г. доля городского населения возросла вдвое, а к 1989 году она вновь удвоилась, но тем не менее составила только 30%, что в два с половиной раза меньше, чем в Республике Коми. В округе только один город - Кудымкар, население которого в 1989 г. составило 33,5 тыс. человек и три поселка городского типа: Майкор, Пожва и Гайны. Коми-пермяки составляют 25,5% городского населения округа (по данным переписи 1989 г.), в Кудымкаре, однако, их доля равна 60%. Можно сказать, что коми-пермяки, в отличии от коми, по-прежнему остаются преимущественно сельским этносом. Но коми-пермяцкая диаспора все же на три четверти состоит из горожан.

     В поселенческой структуре Коми-Пермяцкого автономного округа в послевоенный период также произошли существенные изменения. Коми-пермяки традиционно проживали в небольших сельских поселениях: деревнях, выселках, починках, хуторах. В 1926 г.91,5% жителей округа проживало в поселениях людностью до 500 жителей, при этом в поселениях с людностью до 200 жителей было сосредоточено 60% населения. В конце 30-х и в первые послевоенные годы такие типы сельских поселений как хутора (в 1926 г. 10% поселений), выселки, починки перестали существовать.

     В 30-е годы в округе в связи с развитием лесозаготовок стал появляться и новый тип сельских поселений - поселки лесозаготовителей. Особенно значительной их доля была в северных Гайнском и Косинском районах (своего максимума их число достигло в 50-е годы). В Гайнском районе в эти годы существовало 40 поселков (средняя людность - 406 чел.), в Косинском - 14 (средняя людность - 522 чел.). По данным переписи 1989 года в Гайнском районе насчитывалось 23 поселка, а в Косинском -10. Сокращение численности поселков, связанное со "свертыванием" лесозаготовок, сопровождалось изменением национального состава жителей: в связи с оттоком некоренного населения в ряде поселков стали преобладать коми, хотя и до сей поры поселки отличаются полиэтничностью. Так, сегодня коми-пермяки являются преобладающей национальностью в 53,7%, русские - в 44,8%, другие национальности - в 1,5% поселков. В общей численности поселений доля поселков невелика - всего 8,6%, но в них проживает 25% сельского населения округа. Таким образом, роль поселков в межэтнических контактах и в этническом развитии коми-пермяков остается значительной.

     Как и в Республике Коми, в Коми-Пермяцком округе в послевоенные десятилетия число сельских населенных пунктов неуклонно сокращается: в 1959 г. их было 1280, а к началу 90-х годов - 731. Средняя людность сельских поселений заметно различается по районам: наименьшая она в Юсьвинском - 100,9 чел. на одно поселение (без учета райцентра), а наивысшая в Гайнском - 346,8 человек. В связи с изменениями в системе расселения сельское население все более сосредотачивается в крупных поселениях. Сегодня в поселениях с людностью до 200 жителей проживают 33,2% сельского населения, а в поселениях с людностью свыше 1000 человек проживает 26,8%, причем с 1979 по 1989 гг. доля населения, проживающего в последних возросла в 2 раза.

     Таковы некоторые тенденции изменения этнической ситуации в 20-80-е гг. ХХ в. Оценивая их, можно сказать, что многие ее компоненты (национальный состав населения, его размещение, преимущественное развитие добывающих отраслей промышленности и связанное с промышленным развитием экологическое неблагополучие, разрушение традиционной среды обитания) создают неблагоприятный фон для развития коми этносов.

 

О.В. Котов, М.Б. Рогачев, Ю.П. Шабаев c 1999